Вот так история – вот так победа!
» » Вот так история – вот так победа!

Вот так история – вот так победа!

размещено в: Статьи | 0

Ко всем сложностям кризисного периода, которые приходится преодолевать небольшой судостроительной компании, нам добавилось столкнуться со спланированой акцией профессиональных потребительских экстремистов. Этот рассказ о том, как нам удалось противостоять и победить клиентов-негодяев, адресован в первую очередь предпринимателям, в силу специфики своей деятельности имеющим отношения с частными заказчиками и физическими лицами.

Начиналось всё вроде бы как обычно: переписка с потенциальным заказчиком, обсуждение проекта моторной яхты экспедиционного типа. Интересант представлялся Владиславом. С учётом того, что мы занимаемся строительством яхт по индивидуальным заказам, желание клиента по возможности до последнего сохранять своё инкогнито, у нас вопросов не вызывало. Рассуждали так: будем договор подписывать – тогда и узнаем, с кем дело имеем.

Обсуждение возможного контракта по электронной почте затягивалось, бесконечно дебатировались бессодержательные нюансы. Зимой 2015 ледяное дыхание кризиса уже сковало активность потребителей, способных на значительные траты. В этой непростой обстановке получить заказ на большую и дорогую моторную яхту было для нас весьма заманчиво, поэтому неоднократно всплывавшее интуитивное желание послать очень занудного клиента на х...ренову гору подавлялось. К концу весны заказчик наконец выразил готовность подписать договор. Узнав о том, что мы будем по делам в Москве, он предложил встретиться перед нашим отъездом в ресторане на Ленинградском вокзале. Как потом стало ясно, выбор места и временные ограничения не позволили прояснить личность клиента и обдумать все нюансы окончательного текста договора.

При встрече Владислав сообщил, что заказчиком будет его жена, Перова Ирина Владимировна. Проживает она в Петрозаводске, приехать не может, договор со своей стороны подпишет и пришлёт по почте несколько дней спустя, а аванс перечислит буквально сразу как только договор будет подписан с нашей стороны. И тут, уже подуставший от бесконечных обсуждений, ослеплённый долгожданными перспективами дела и оглушённый гудками отбывающих в сторону дома поездов, я совершил, как позднее выяснилось, огромную ошибку, согласившись подписать договор с малоизвестным человеком.

Получив первый платёж и проект от известного конструктора Брюса Робертса, значительно доработали недостающие его разделы, раскроили заготовки и заложили корпус будущей яхты. По принятому у нас на предприятии стандарту отправили заказчику фотоотчёт о ходе постройки. Вскоре получили ответ в виде профессионально оформленной юристом претензии с требованием в предусмотренный законом срок заменить одну из основных деталей корпуса с большим отверстием в центре. Выяснилось, что заказчик рассматривая фотографии, принял белую заводскую наклейку-маркировку на листе металла за дефект и не поленился вместо обычного уточняющего вопроса оформить полноценную претензию! Вот это был первый серьёзный «звоночек», после которого мы взялись по-настоящему выяснить, кто же такой на самом деле наш тревожный заказчик?

Оказалось, что Перова Ирина Владимировна совсем не рядовой петрозаводский юрист, а член квалификационной комиссии судей Республики Карелия. Количество её личных исков к многочисленным организациям просто зашкаливает – гражданка непрерывно со всеми судится! Одновременно она является крупным по региональным меркам предпринимателем, владельцем множества лесозаготовительных фирм и компаний. Абрамов Владислав Владимирович, который представлял её интересы при заключении договора, формально не состоит с ней в браке. В период быстрого и неожиданного успеха предпринимательницы Перовой в лесном бизнесе он сначала занимал пост начальника Департамента лесного хозяйства по Северо-Западному федеральному округу, а затем, видимо вовремя сменив место работы, переквалифицировался в арбитражного управляющего, чья специализация – банкротство подведомственных предприятий, связанных с лесозаготовкой. Юридические возможности Перовой обеспечивали успех бизнеса. Судя по делам, доступным в сети, сладкая парочка судится непрерывно и по всяким поводам, иногда казалось бы за копейки, однако с холодным расчётом сорвать в итоге хороший куш.

Стратегия их бизнеса подобна тотализатору. Имея в своём распоряжении штат юристов и возможность оказывать влияние на принимаемые судебные решения, парочка вела одновременно десятки тяжб, выигрывая их в большинстве случаев. Выигрыши с лихвой перекрывают издержки неудач, и всё это поставлено на поток. Поднаторев в технологии и причислив себя к классу хозяев жизни, пускай и на провинциальном уровне, предприниматели видимо решили обзавестись главным с их точки зрения статусным символом – моторной яхтой.

Осуществить затею решили в привычной манере – минимизируя затраты по схеме «обманутого потребителя». Покупка судна за рубежом для махинации не подходила – юрисдикция не та, сразу отправят куда подальше. Выбрали небольшое – ну чтобы сил хватило потом удушить – но опытное и продвинутое с их точки зрения отечественное предприятие(таки яхту всё ж себе хорошую хотелось), заключили договор, на который распространяется действие закона о защите прав потребителя, внесли аванс и начали активно вставлять палки в колёса, бесконечными претензиями срывать сроки, вымучивать дополнительный бесплатный объём работ, чтобы в конце строительства обанкротить контору, а заодно и владельцев, тем самым существенно снизив затраты. Эффективная стратегия в духе времени засилия «административного ресурса».

Сейчас, после всех судебных разбирательств, это стало очевидным, однако осенью 2015-го у нас всё ещё теплилась надежда, что выбранная заказчиком манера общения в виде официальных писем – всего лишь профессионально привычный, хотя и странноватый способ ведения дел. Тем временем надуманные претензии по самым разнообразным поводам поступали чуть не ежедневно, приходилось на все измышления каждый раз писать подробные ответы. Эта бесполезная работа сжирала огромное количество времени, а у заказчика постепенно росла стопка запросов и отписок, формировалась так сказать фактура будущего дела, планомерно создавалась видимость постоянной конфликтной ситуации. Простейшие технологические процессы типа заливки свинцового балласта требовали немыслимых обоснований и вызывали конфликты на ровном месте. Давление росло буквально каждый день, уже к началу 2016 года, когда корпус яхты был практически готов, продолжать работу стало невыносимо.

Абрамов, уже прямо заявляя себя в качестве заказчика судна, завёл собственную тему на интернет-форуме «Катера и Яхты», где под ником «weeFOX» начал тонко манипулировать общественным мнением. Он собирал порой бредовые измышления доморощенных умельцев-самоделкиных в качестве материалов для всё новых и новых претензий, вбрасывал лживую информацию о якобы банкротстве предприятия, тем самым вредя репутации строителя в глазах клиентуры и стремясь обескровить предприятие, лишить его всякой возможности оказывать сопротивление. Стало совершенно очевидно, что без суда это дело не завершится. Мы приняли решение жёстко и окончательно отказать заказчику в любых работах, не предусмотренных договорными обязательствами. Когда до клиента дошло, что для продолжения работ ему придётся подыскать другого подрядчика, настало время судебных разбирательств, при этом Абрамов пытался делать хорошую мину при плохой игре, повсеместно заявляя, что это он сам не дал нам возможности заключить договор на отделку и дооснащение яхты и нашёл другого подрядчика. Ничего подобного – мы не знали, как эту пиявку оторвать, когда каждый день приносил новую нервотрепку и убытки!

При сдаче каждого из этапов заказчик с маниакальной настойчивостью привлекал всевозможные экспертные организации и лаборатории, проверяющие качество изготовления конструкций, проводившие 100% контроль сварочных швов, отклонения толщин лакокрасочного покрытия, геометрии корпуса яхты, точности позиционирования отдельных деталей. Выявить недостатки не удавалось, зато хорошо получалась нервотрёпка. Подписание актов по выполненным работам всячески затягивалось под разными предлогами. Постоянно возникали какие-нибудь оговорки, способные затем лечь в основу претензий. Ведь по закону бремя доказательства необоснованности замечаний потребителя лежит на исполнителе – вот пускай и парится! Пока идут дебаты, к следующему этапу работ не приступаем, сроки строительства затягиваются, расчеты за уже сделанное не производятся, зато растёт и тяжелеет бумажная гора. Мы же помним, что лесозаготовки – базовый бизнес «Перовой и К»!

Окончательного расчёта добиться никак не получалось, нам оставалось или смириться с обманом или подать на заказчика в суд. Да-да, мы имели наглость подать на великого и всемогущего потребителя в суд! На потребителя-юриста, по месту его жительства, в регионе, где гражданка Перова входила в квалификационную коллегию судей, и всё это в современной России! Если это читают практикующие адвокаты, то я уже вижу их удивление – ведь шансов выиграть такое дело почти нет. В итоге мы получили три дела.

Первое, инициированное нами, касалось качества изготовленного корпуса яхты и требования произвести окончательный расчёт. Тут отвертеться от ответственности заказчику было затруднительно ввиду наличия в деле заключений специалистов, ранее проводивших проверки. Оппонент согласился с предложением судьи вместо длительной тяжбы заключить мировое соглашение и выплатить основную часть задолженности. Нам такой исход представлялся прагматичным, возникла иллюзия завершённости конфликта. Но это оказался лишь тактический ход.

Несмотря на имеющееся судебное решение, заказчик не торопился с переводом денег. Ситуация разрешилась только после наложения ареста на счета Перовой. Оппонент, как выяснилось вскоре, решил компенсировать неудачу подачей двух новых исков, теперь уже предъявляя претензии к качеству и срокам выполненных в ходе постройки проектных работ. Видимо, расчёт был на то, что инженерные решения проще оспаривать и забалтывать, поскольку речь идёт о нематериальных вещах, и тут существует широкое поле для поиска ошибок.

Как упомянуто выше, основная часть проекта была приобретена заказчиком у Брюса Робертса, западного конструктора, известного заманчиво низкой первоначальной стоимостью документации и восхитительно поверхностной проработкой деталей. По ходу постройки нам пришлось существенно дополнить проект, спроектировать фундаменты двигателей, валолинии, цистерны воды и топлива, рулевое и якорное устройство, удлинить корпус кормовым кринолином и так далее. Вот критике принятых нами решений и был посвящён второй иск. Абсурдность ситуации состояла ещё и в том, что все наши разработки уже были воплощены, использованы при постройке яхты, и вернуть их обратно, как того требует закон, отказавшись от оплаты проекта, было невозможно. Однако суд это обстоятельство не смутило.

Дело рассматривалось год, с января 2017 по январь 2018. Одновременно блокировалась весьма существенная часть денег на нашем расчетном счете. При этом яхту поставили на учёт в ГИМСе уже 2 декабря 2016, что подтверждалось выпиской из реестра, следовательно, судно юридически прошло освидетельствование на годность к эксплуатации. Заказчик выкладывал на разных форумах фотоотчёты о своих путешествиях, но суд продолжал с упорством данные факты игнорировать. По заявлению истца, проект содержал, выражаясь юридическим языком, «существенные недостатки» – неустранимые и делающие невозможным использование построенного судна. Чёрное это белое, и все тут!

Как показывает реальная судебная практика в отношении дел по защите прав потребителя, суд практически всегда стоит на стороне последнего. Это, к сожалению, аксиома. Например в нашем случае экспертиза проводилась дважды, и оба раза экспертную организацию судья назначал по выбору потребителя, а любые документы и аргументы с нашей стороны судом просто игнорировались. Правда, до тех пор, пока не запахло настоящей «уголовкой», но об этом чуть позже.

Никакой речи не шло и о соблюдении требований статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон. Но тут уж реалии «самого справедливого суда в мире». Неудивительно, что платежеспособная часть населения предпочитает разрешать свои споры по возможности в Высоком суде Лондона, а Россия лидирует по числу жалоб в ЕСПЧ.

Абсурдность ситуации состояла в том, что первая экспертиза, проведённая специалистами высшей квалификации из ведущего в области национального судостроения Крыловского государственного научного центра, не обнаружила недостатков в выполненных работах. Расчёт потребителя-экстремиста был на то, что по выражению самого судьи «хоть иголочка, но найдётся».

Не нашлась.

Ошарашенные результатом оппоненты подали в суд бредовую рецензию на выводы экспертов, составленную некой дамой, инженером по гражданскому строительству, не имеющей ни малейшего представления о рассматриваемом предмете. Тем не менее судья счёл сей опус достаточным формальным основанием для проведения повторной экспертизы. Рассмотрение дела опять затягивается, экспертная организация вновь назначается по заявлению нашего оппонента, при этом возможность предложить альтернативу с нашей стороны судом игнорируется.

Назначение повторной экспертизы в судебных процессах происходит в исключительных случаях, по причине доказанной недостоверности первой, чего в нашем деле даже не просматривалось. Повторная экспертиза крайне редкий случай, поскольку есть вероятность появления в деле результатов двух экспертиз с прямо противоположными выводами, что ставит судью в абсурдное положение, если не сказать хуже.

Ознакомившись с результатами новой экспертизы я сразу написал заявление в полицию с требованием возбудить уголовное дело. Материалы экспертизы в основном базировались на чертежах и схемах неизвестного происхождения, элементарные расчёты, приводимые в качестве доказательств, содержали математические ошибки на уровне начальной школы, автор совершенно не владел профессиональной терминологией.

На суде первая из экспертов заявила, что данный документ не писала, поскольку ничего в этом не понимает, а её роль сводилась только к «оформлению». Видимо сшивала и нумеровала листочки. Второй эксперт заявил, что ни судна, ни его чертежей не видел, а текст и картинки ему помогали сделать «ребята-компьютерщики» назвать которых он отказался. Я ожидал увидеть и услышать всё что угодно, но такой уровень наглости и идиотизма просто ошарашил! По всей видимости наш всезнающий блоггер weeFOX-Абрамов Владислав Владимирович решил, что во второй раз промашки быть не должно и отважился состряпать экспертизу самостоятельно, пообещав двум лузерам-бедолагам небольшое вознаграждение за подписи. Теперь весьма вероятно, что халтурщики в качестве вознаграждения поимеют судимость по 307 и 159 статьям УК РФ.

Что в итоге? Ещё в самом начале всей этой истории я обнаружил, что входить в квалификационную комиссию судей и быть одновременно владельцем и управляющим коммерческого предприятия по закону недопустимо. Было направлено обращение президенту РФ по поводу этой возмутительной и противозаконной ситуации, и наш официальный заказчик Перова Ирина Владимировна отныне перестала быть членом ККС Карелии. Жуликам там не место.

Нам удалось отстоять справедливость судебного решения, и этот пример должен внушать оптимизм всем коллегам-предпринимателям. Бороться с потребительским экстремизмом, отстаивать свои права можно и необходимо!

По рекомендации друзей, нашу позицию в суде отстаивали два великолепных юриста, вдумчивых, скрупулёзных и внимательных. Это адвокат Горелкин Сергей и юрист Марина Таточко. Очень всем рекомендую! В прямом взаимодействии, помогая им разбираться во всех нюансах, нам удалось постепенно, шаг за шагом, полностью разоружить и разгромить оппонентов. На нашей стороне была правда, компетентность, высочайшее качество проделанной работы и полная решимость добиться справедливого вердикта.

(фамилии, имена и отчества, содержащиеся в этом литературном произведении, взяты из общедоступных источников, гиперссылки на которые содержатся непосредственно в тексте)